.

Казахстанский музыкальный журнал ""7 нот"" январь/февраль 2002 г.

Впервые название Lead Weight прозвучало в марте 1992 года. Тогда музыканты малоизвестной группы Apokalypsis Ермола (соло/ритм-гитара) и Блюм (бас), оставшись без барабанщика, вокалиста и клавишника, решили создать новый проект. Словосочетание, возникшее у Ермолы, по всей видимости, под воздействием названия Led Zeppelin, означает «Свинцовая тяжесть» или «Лидирующий в тяжести». Дальше дело было за музыкой. В этом плане ребята были не новичками: переиграв до этого в самых разнообразных, в том числе попсовых кабацких группах, они обладали достаточным сценическим опытом и профессиональными навыками. А если учесть, что Ермола — лидер команды — с ранних лет тяготел к Deep Purple, Queen, Led Zeppelin, AC/DC и т.д., то что же могли они еще играть, кроме мощного харда и нео-классического металла.

Однако состав группы первое время как-то не клеился. Перепробовав множество случайных вокалистов и барабанщиков, Ермола и Блюм пришли к 1994 году вдвоем. В это время произошел первый прорыв группы на музыкальном пространстве Казахстана. Успехи альбома Apokalypsis в радиоформате не остались не замеченными, и у ребят даже появился спонсор, некто В. Слиденко, выделивший n-ую сумму денег на покупку аппаратуры и раскрутку, В этот же период группа была принята в алматинский рок-клуб. Также на совместных концертах с «Акцентом» и «Вистом» были сняты первые видеоматериалы (около двух сэтов по 30-40 минут). После этого у Lead Weight начался новый виток развития. Так, одной из первых акций было создание собственной хэви-металлической передачи. Дальше была достигнута договоренность со студией на выпуск Apokalypsis на кассетах. Проект рухнул под грузом финансовых проблем и для группы наступили не самые хорошие времена. Однако несмотря на это летом 1995 года был записан новый альбом Omen.

Осенью 1998 года у группы сформировался более-менее полноценный состав: это Ермола — соло/ритм-гитара, Гром — соло/ритм-гитара, Василий — ритм-гитара, Блюм — бас и Hell Pash — ударные. Однако уже через полгода выяснилось, что Василий имеет другие взгляды на жизнь и на музыку. Много времени занимал и его побочный проект «Вопляры». Но даже несмотря на то, что вскоре их пути-дороги все же разошлись, ребята остались добрыми друзьями, кроме того, Василий сделал cover-art для альбома Anthology.

Летом 1999 года устоявшийся состав переехал с барабанами и аппаратурой в Almaty International School, и уже к осени была подготовлена новая программа For Thine Is The Kingdome... В нее вошли как вещи Ермолы, так и песни, написанные Громом. Общий саунд стал гораздо тяжелее. Появились откровенно Black-овые и Death-овые мотивы, которые органично сплелись со Speed, Trash и Progressive металлом, к декабрю был готов и сам альбом, который можно найти на CD и аудиокассетах. Кстати, в виде вступления к нему была использована композиция И. Стравинского, органично переходящая в Miserere. За 2000 год группа засветилась на множестве концертов, фестивалей и тусовок, в том нисле в телевизионной передаче «Город-джаз, город-блюз», в прямых эфирах на Радио, клубах «Матрица» (Рок-н-роллер), «Пана» (ДК «Строитель»), «Юниверс», My Town, «Кафе Спорт». А альбом For Thine Is The Kingdome получил довольно хорошие оценки в местной и зарубежной прессе. В частности, в американском журнале 666 Metal писалось: «... Большей частью состоящий из инструментала For Thine Is The Kingdome, пожалуй, один из наиболее оригинально звучащих альбомов из тех, что я до сих пор слышал. Общий саунд представляет из себя смесь традиционного металлического и прогрессивного Death-металла (в основном благодаря вокалу), Музыка по-настоящему цепляет, но временами становится интенсивной...» А крупнейший российский веб-сайт о металле MUSICA Mustdie» поставил альбому 8,5 баллов из десяти. «Вот уж не думал, — писалось там, — услышать такое от этих ребят из Казахстана. Похоже, им удалось создать что-то новое в мире тяжелого металла. Хотя более-менее пытались изобразить что-то подобное музыканты End Zone, но потом забросили свои эксперименты, А вот Lead Weight как раз удалось соединить мелодику и агрессию Death-metal со сложными структурами, завернутостью и сбивкой ритмов от Progressive-metal. Иногда кажется, что это играют музыканты Dream Theater..."

"Наш самый первый альбом 1992 года был записан в стилистике AC/DC, — рассказывает Ермола, — Но это ни в коем случае не копия, не полный клон AC/DC. В общем, получился эдакий хэви-металл с рок-н-ролльным уклоном, Последующие альбомы в стиле более близком к хард-року и неоклассическому металлу с большим влиянием классики, For Thine Is The Kingdome — это Death-metal с элементами прогрессива, неоклассики, мелодик-Death. Альбом, над которым мы работаем сейчас — Penetrator — будет еще более сложным и замороченным. То есть что-то близкое к стилю техно-Death.

— Ваши композиции довольно длинные: 7-8 минут и более. Для восприятия это не очень легко, внимание начинает рассеиваться. Вы не собираетесь делать свои песни более легкими?

— Это был бы шаг по пути коммерциализации. То есть ясно, что делая более понятную, удобоваримую музыку, более короткие песни, можно добиться большего успеха и известности, Но это не наш путь. Аналогичные проблемы из-за продолжительности композиций были у многих групп. Достаточно назвать лишь наиболее известные: Led Zeppelin, Metalica, Queen. И я не считаю, что нужно что-то сокращать для того, чтобы твоя песня вписалась в формат радио или же с целью понравиться большему количеству слушателей.

— Как я понимаю, деньги посредством музыки вы зарабатывать не собираетесь?

— Собираемся, но это не самое главное. В нашем обществе, в сложившихся ныне условиях, деньги зарабатываются другим способом, совершенно по-иному.

— А что тогда самое главное?

— Самовыражение, самореализация. Лично я просто люблю заниматься музыкой, выражать себя через нее.

— Полагаю, в ваших песнях первоначальна именно музыка?

— Да. Вокал — это лишь один из инструментов. Я не скажу, что у нас очень уж тупые тексты или же мы не уделяем им должного внимания, однако голос, т.е. вокал, идет все же просто как дополнительная окраска общего вида музыки. Если сравнивать, то у так называемого русского рока упор делается на смысл текста, а у нас такого нет.

— Но у вас ведь тоже есть песни на русском языке...

— Достаточно мало. На новом альбоме их нет вообще, все песни на английском. Это не потому, что мы не любим русский язык, просто в данном стиле как-то лучше поется на английском, а так как преобладающему количеству людей он понятен, то и проблемы как таковой не существует.

— Бум тяжелого рока был в 70-80-х годах. И обычно это направление идет параллельно с наркотиками. Чтобы слушать такую музыку, сочинять и исполнять ее, нужно какое-то особое состояние, транс в своем роде...

— Я согласен, что была очень модной такая фраза: «Секс, наркотики, рок-н-ролл». И творчество многих музыкантов, начиная с The Beatles, Джимми Хендрикса. Rolling Stones близко связано с наркотиками. Но, слава Богу, меня они не интересуют и остальных участников группы тоже. И потом, смотря что называть наркотиком. Для меня наркотик — это музыка, а не какие-то химические препараты или порошки.

— Как вы относитесь к религии?

— Сложно. Это емкий вопрос, но ответить на него кратко нелегко. Существуют разные религии: к каким-то отношусь лучше, к другим — хуже. Сказать, что какую-то я исповедую, наверное, будет неправдой. Но существование какого-то высшего разума я допускаю.

— Есть мнение, что вся рок-музыка — это своего рода новая форма язычества. Музыкантам поклоняются как богам. Взять хотя бы того же Джима Моррисона...

— Поклоняются многим. Об этом можно судить хотя бы по названиям современных групп. Здесь представлен весь языческий пантеон, начиная чуть ли не египетскими богами и заканчивая всеми инкарнациями-формами сатаны и т.д. Это своего рода мода. В современном металле существуют такие стили, направления, как pagan-метал — языческий металл, есть «викинг-метал» — группы, изучающие пласт культуры викингов, и там, соответственно, идет поклонение этим богам. Но мы таким не занимаемся.

— Музыка на подсознательном уровне влияет на мысли человека, его поступки и образ жизни. Слушая тяжелую музыку, люди невольно ожесточаются, становятся раздраженными и агрессивными.

— Здесь я немного не согласен. Я тяжелую музыку слушаю много лет и не скажу, что стал агрессивным или озлобленным. По-моему, это просто стереотип, устоявшееся мнение, причем совершенно ничем не обоснованное. Что касается лично меня, то я слушаю самую разнообразную музыку, начиная от классических композиторов до каких-нибудь экстремальных форм металла. То есть меня интересует практически любая музыка, главное, чтобы это была именно музыка, а не какие-то однодневные поделки в стиле поп.